Статьи Экспертов

05 марта 2019
Пожаловаться

Вместо знакомства. Вся жизнь перед глазами. Путь проб и ошибок. Часть I

   2
738
0

Фармация и фармакология  – отрасли столь же древние, как и сам человек. Люди пытались избавиться от головной боли ровно столько, сколько у них болела голова, и начали лечить расстройство желудка так давно, как начались с ним проблемы. Но, безусловно, нельзя называть те методы врачевания ни научными, ни действенными. В арсенале древнего медика были травы, продукты животного происхождения, отходы жизнедеятельности, минералы и, безусловно, разного рода оккультные практики. Получаемые эмпирическим путем, знания тянули за собой череду неудачных попыток, приводивших к смерти заболевшего или пострадавшего. Первые врачеватели трудились уже в дописьменный период, и знания и умения, и без того имевшие сомнительную природу, приходилось передавать только непосредственно от человека к человеку. И стоило только надеяться, что ученик точно запомнил и уверенно научился мастерству.

Но не стоит обольщаться, что с приходом письменности ситуация сильно изменилась. Получаемые по-прежнему в основном эмпирическим путём знания так же сопровождались ошибками и неверными выводами. Сохранилось не так много письменных источников, раскрывающих существование древней фармакологии. На данный момент одними из древнейших записей о лекарственных средствах считаются древнеегипетские Папирусы Кахуна и  Эбереса, составление которых  пришлось на 19 и 16-ые века до нашей эры.

Огромный вклад в становление фармакологии внесли греческие учёные, врачующие половиной тысячелетия позднее – Гиппократ, Теофраст, Диоскорид, римско-греческий Гален, также римские граждане – Антоний Муса, Секстий Нигер и другие. В Средние века и эпоху Возрождения  промышляли римлянин Марцелл Эмпирик, представитель мусульманского мира Ибн Сина, швейцарец Парацельс и многие другие. Позднее появилось столько учёных – химиков и фармацевтов, что и начинать их перечисление не стоит.

В период своего становления фармация была неразделима с самой медициной. Древний врач был и целителем, и ботаником, и анатомом и естествоиспытателем. Разделение произошло намного позднее – аж в 11 веке. А само обозначение профессии  apothecarius появилось на век позже.

От знахаря и травника к алхимику, от алхимика – к химику и учёному, фармацевты набирали бесценный опыт и с огромным багажом знаний вступили в XX век. Именно тогда фармация преобразовалась в ту, похожую на фармацию нынешнего XXI века. От частных лавочек и аптек (пусть и подчинённых государству) с собственными лабораториями и аптекарскими огородами фармация пришла к  огромной сети аптек, разбросанных по районам страны, лекарства куда доставлялись из государственных фармцевтических фабрик и заводов.

К приходу советской власти на российском рынке было более 600 средств, занесённых в государственную фармакопею. Стоит ли упоминать, что существенная часть их была откровенной отравой или как минимум недействующей. К 21 веку примерно такое количество лекарств составляет список только жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП).

Казалось бы, в век скачка технологий, судьбоносных открытий, небезопасность лекарственных средств должна была свестись к минимуму. Но на самом деле мы сталкиваемся с тем, что вплоть до нынешнего времени учёным приходится признавать опасность того или иного препарата и изымать его из свободного доступа, или же совсем запрещать его производство и использование.

Так было, например, с опиоидами, алкалоидами опиума, которые применялись в медицине в самых разных её отраслях и были доступны широким слоям населения на протяжение десятков лет, а сам опий - шести тысяч лет. Недавно ещё население СССР скупало пирамидон, кодеин, промывало желудок марганцовкой. А сейчас уже известно, что пирамидон и иже с ним пиразолиновые препараты способствуют повреждению костного мозга, снижению иммунитета и образованию раковых опухолей, а кодеин в печени человека преобразуется в морфин. И такие открытия всё ещё периодически происходят.

Многие же лекарственные средства, открытые когда-то давным-давно, успешно прошли испытание временем и клиническими исследованиями, и до сих пор их можно найти на прилавках современных аптек. Это и нитроглицерин, открытый в 1847 году, и аспирин, открытый в 1899-м, и парацетамол, синтезированный в 1877-м, затем запрещённый и вернувшийся на рынок только в середине 20 века и некоторые другие препараты.

Путь становления фармации и фармакологии был долог и не всегда сопровождался победами и успехами. Но, не пройдя его, фармация никогда не пришла бы к важнейшим открытиям современности.

***

Стрихнин

Чем только ни лечились в древности. В известном уже нам Папирусе Эбереса (16 век до н.э.), называемым  также «Книгой приготовления лекарств для всех частей тела», например, можно было найти рецепты с использованием различных частей тела животных (например, жир кошки, желчь быка), а также их выделений…  В более позднее время также встречались необычные, а иногда и опасные лекарства.

Что меня не убивает, делает меня сильнее. Эту крылатую фразу можно применить практически ко всем лекарствам, существовавшим и существующим по сей день, особенно если речь идёт о ядах. Здесь, в этой небольшой заметке, речь пойдёт о стрихнине – герое множества детективных романов прошлого. Ведь, как мы знаем, в небольших дозах стрихнин лечит, а в больших – калечит, и убивает, а достать его раньше было возможно гораздо проще, нежели сейчас.

Стрихнин – это главный алкалоид Strychni semen, или Nux vomica (рвотного ореха), являющегося семенем тропического дерева Чилибухи. Первыми выделить из растения опасный алкалоид решили химики Пьер Пеллетье и Жозеф Каванту (более известные открытием противомалярийного средства – хинина). Произошло это в далёком 1818 году. С тех пор стрихнин активно стал применяться как в медицине, так и в более криминальной сфере. Сегодня известно, что в терапевтических дозах стрихнин оказывает стимулирующий и общевозбуждающий эффект.

А вот что писал Д-р Рабов столетие назад. «Strychninum nitricum. Бесцветные, труднорастворимые в воде кристаллы. Усиливает рефлекторную возбудимость спинного мозга; вызывает судороги (Trismus, Tetanus, Dispnoe), действует смертельно уже в дозах 0,03». Strychninum nitricum принимался тогда  в нескольких формах: в пилюлях, порошках и подкожно. Вот несколько рецептов, приведённых в «Карманной рецептуре и фармакопее» за 1917-й год.

  • Нужно было взять Rp. Strychnini nitr. 0,05 / дистиллированной воды 10,0, смешать. Такой раствор вкалывать подкожно, начиная с 1г. Применялось такое средство при Amblyopia, параличах глазных мышц, параличах после дифтеритах, слабости мочевого пузыря, Delirium tremens, истерических параличах, параличах гортани, периферических и спинно-мозговых параличах).
  • При Impotentia советовали взять экстракт каннабиса (E Cannab. Ind. 0,5) / Ergotin 2,5 / Extr. Nuc. Vomic. 0,5. Сделать пилюли количеством 20 шт. Принимать утром и вечером по пилюле.
  • Extractum Strychni. Сухой бурый экстракт. При Cardialgia: взять Strychni 0.01 / Bismut. Subnitr. Magnes. / Carb.Sacch. lact. по 0.2, смешать в порошок. Принимать следовало через 2 часа по порошку, а всего выдавалоcm 10 доз порошка.

Также стрихнин (его соли, настойка чилибухи и т.п.) применялись в составе лекарств при Dyspepsia, Stomachicum, Alcoholismus, Diarrhoe, также при холере и рвоте у беременных. Можно увидеть, насколько обширна была область применения данного алколоида.

На случай, если пациент всё-таки случайно отравился, или же его отравили специально, в начале прошлого столетия советовали следующее: покой, хлороформ, хлорал-гидрат, паральдегид, бромистый калий, Morphin, Curare и искусственное дыхание.

Сейчас, ввиду наличия современных, менее опасных средств, препараты стрихнина применяются только при особой необходимости, и занимают достойное место на полке Истории Лекарственных средств.


Комментарии

0